ru
Новости
  • 04.02.2018

    20 летний юбилей диалога Россия-НАТО в Волгограде

    Подробнее
  • 04.02.2018

    20 летний семинаров в Волгограде

    Подробнее
  • 15.12.2017

    Statement by the North Atlantic Council on the Intermediate-Range Nuclear Forces (INF) Treaty

    Подробнее
  • 13.12.2017

    Грушко: России навязывают военное соревнование в центре Европы

    Подробнее

10.01.2018

«Запад – 2017» и евроатлантическая безопасность

«Запад – 2017» и евроатлантическая безопасность

14/12/2017


С 2008 года Россия использует стратегические учения и крупномасштабные внезапные учения для совершенствования своих военных сил и средств и подрыва региональной стабильности и мира, а дважды – сначала в Грузии, а затем в Украине – для маскировки готовящейся агрессии. Учения «Запад – 2017» стали последними на сегодняшний день в этой серии учений. 

Вооруженные Силы России возобновили практику регулярных, ежегодных стратегических учений, организовав учения «Кавказ – 2008» в Северо-Кавказском регионе России на границе с Грузией. Согласно официальным сообщениям, в учениях «Кавказ» участвовало 8 000 военнослужащих. Однако, как указал генерал Юрий Неткачев в интервью «Независимой газете» в тот момент, цифра была «официально занижена», чтобы не пришлось приглашать международных наблюдателей. Российские войска остались в районе границы с Грузией по завершении учений «Кавказ» 2 августа 2008 года, и 7 августа группировка численностью примерно в сорок тысяч человек приступила к проведению операций на территории Грузии и по прошествии пяти дней остановилась под международным давлением на подступах к Тбилиси.

Учения «Запад – 2017», официально проведенные у восточных границ НАТО в Западном военном округе России и на территории Беларуси с 14 по 20 сентября, стали последними на сегодняшний день в этой серии учений, связанными таким образом с «первой войной Европы в XXI веке». 

Отработка усвоенных уроков на практике 

В Грузии Российские Вооруженные Силы усвоили ряд суровых уроков. Из-за низкой укомплектованности и боеготовности российские войска были вынуждены атаковать поспешно сформированной группировкой. Жестко ощущалась недостатки средств командования, управления, связи, информатики, разведки, наблюдения и рекогносцировки (C4ISR), равно как и ограниченная способность сухопутных войск и военно-воздушных сил действовать слаженно, а также нехватка точного оружия. В конечном результате не приходилось сомневаться, но грузинская кампания четко указала на длинный перечень важнейших военных реформ. 

После конфликта в Грузии Россия использовала девять последующих ежегодных учений, в том числе три самых последних учения «Запад» (см. вставку), чтобы исправить положение дел. Ежегодные общевойсковые учения проводятся поочередно в каждом военном округе. (Военные округи также являются Объединенными стратегическими командованиями. Военный округ Северного флота (Объединенное стратегическое командование) был создан в декабре 2014 года, но с 2017 года не был включен как таковой в схему поочередного проведения ежегодных стратегических учений, а участвовал во внезапных учениях и проводил учения вместе с учениями Западного военного округа «Запад – 2017»). 

Ежегодные учения – венец учебных мероприятий, кульминация годичного учебного цикла, в ходе которых проводится тройная проверка: 

- способность конкретного военного округа действовать на назначенном стратегическом направлении;

- способность всех других военных округов мобилизоваться и действовать в поддержку;

- способность Генерального Штаба и других органов управления руководить стратегическими операциями. 

Вслед за тем, как в 2013 году Президент Владимир Путин издал указ о повышении готовности ВС, ежегодные стратегические учения были усилены внезапными учениями без уведомления, сопоставимыми по численности и масштабу с большинством ежегодных стратегических учений или даже превышающими их. Эти внезапные учения проводятся без предупреждения частей и подразделений, которые привлекаются к ним, избегая таким образом требования о предварительном уведомлении, предусмотренные в пунктах 41 и 41.1 Венского документа (соглашение между государствами-участниками ОБСЕ о намерении осуществлять меры по укреплению доверия и безопасности). 

На недавнем совещании старшего военного руководства начальник Генерального Штаба Герасимов доложил о том, что по состоянию на ноябрь 2017 года было проведено 24 внезапных учения такого масштаба, наряду с большим числом менее масштабных внезапных проверок. К участию в этих общевойсковых внезапных учениях привлекаются десятки тысяч военнослужащих; в ряде учений, проведенных в Западном и Восточном военном округе, было, как сообщается, задействовано около 150 тысяч военнослужащих.   

Российские ежегодные стратегические учения за период 2008 – 2018
ГодУченияВоенный округУчаствующие войска (как объявлено Министерством обороны РФ)Участвующие войска, согласно оценкам
2008 «Кавказ» Северо-Кавказский (теперь Южный) 8000 40000
2009 «Запад» Западный 11900 13000
2010 «Восток» Восточный 20000 -
2011 «Центр» Центральный 12000 12000
2012 «Кавказ» Южный 8000 -
2013 «Запад» Западный 11920 90000
2014 «Восток» Восточный 100000 155000
2015 «Центр» Центральный 95000 100000 – 160000
2016 «Кавказ» Южный 12500 120000
2017 «Запад» Западный 12700 60000-70000
2018 «Восток» Восточный - -

Более широкий контекст 

Ответ НАТО был взвешенным. Североатлантический союз признает суверенное право государств на проведение учений вооруженными силами, но важно, чтобы это делалось в соответствии с устоявшимися руководящими указаниями, соглашениями и международными обязательствами. Руководители НАТО также понимают, что за последние десять лет Россия проводит военные учения дестабилизирующим образом, избегая своих давних обязательств в области транспарентности и предсказуемости, закрепленных в Венском документе, и используя учения в целях запугивания и маскировки надвигающейся агрессии. 

Данное восприятие усиливается в контексте подрывания стабильности и безопасности, сложившегося в результате того, что в 2007 году Россия приостановила свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), а также совершила агрессию против Грузии в 2008 году и против Украины в 2014 году. Постепенно за этот период страны НАТО осознали, что подход России к ведению войны и конфликта, не перерастающего в войну, сочетает в себе все элементы государственной власти, включая военную силу, образуя единое целое, и кульминацией этого становятся всеохватные сигналы, относящиеся к ядерной сфере. Именно через эту призму смотрят, или по крайней мере надо смотреть, на российские стратегические общевойсковые учения вблизи границ НАТО. 

Выдуманные цифры 

Учения «Запад – 2017» проводились в соответствии с этим послужным списком. Министерство обороны РФ объявило, что в «Западе» будут участвовать в общей сложности 12700 российских и белорусских военнослужащих: 10200 будут задействованы в учениях в Беларуси (в том числе 2000 российских военнослужащих) и 2500 – в России. Оно также объявило, что будет задействовано около 70 летательных аппаратов, 680 единиц военной техники, в частности 250 танков и 200 ракетно-артиллерийских комплексов. Цифры по Беларуси были чуть ниже пределов, обязательно требующих приглашения иностранных наблюдателей в соответствии с Венским документом (пороговая величина – 13000 военнослужащих), и Россия отказалась уведомлять об учении, потому что, как утверждалось, на ее территории в учениях «Запад» будут участвовать только 2000 военнослужащих. Ни один российский генерал не говорил открыто о том, что цифры по учениям «Запад» были «официально занижены» с этой целью, но главнокомандующий СВ РФ генерал Салюков заявил в интервью ТАСС по завершении учений «Запад», что Россия «показала только часть учений, на самом деле учения развертывались на многих полигонах. Это грандиозные учения, очень интересные». 

Если взглянуть на таблицу учений, проведенных с 2008 года, видно, как Россия адаптирует отчетность по их численности в зависимости от того, подпадает ли район под действие Венского документа или нет. Численность военнослужащих, которые, как сообщила Россия, участвовали в учениях в Центральном и Восточном военных округах, на которые не распространяется действие Венского документа, соответствует требованиям по численному составу сил, которые необходимы для стратегических военных действий. Применительно к Западному и Южному военным округам, Россия просто разбивает крупномасштабные учения на отдельные небольшие части, чтобы обойти требования Венского документа. Российские Вооруженные Силы не отрабатывают навыки ведения лишь ограниченных, маломасштабных военных действий в Западном и Южном военных округах, они лишь создают видимость того, что так происходит. Создание военного округа Северного флота в значительной мере способствует этому подходу, поскольку таким образом возникло административное деление между основными компонентами российских учений на Западном стратегическом направлении. 

Как было объявлено российским Министерством обороны, учения «Запад – 2017» носили чисто оборонительный характер, были построены по антитеррористическому сценарию и, хотя они и проводились отчасти на территории Беларуси, не были связаны с каким-либо конкретным регионом. 

Иностранные аналитики высказали мнение о том, что на самом деле мероприятие было значительно крупнее, чем утверждалось российским Министерством обороны: по оценкам, в них участвовало от 60 до 70 тысяч военнослужащих – около 12000 на территории Беларуси, а остальные – на территории России. Ежедневные отчеты Министерства обороны об учениях также не совпадали с его же версией в отношении масштаба и замысла «Запада».

«Террористические» формирования, противостоящие объединенным российским и белорусским силам, были столь многочисленными и хорошо оснащенными, что на борьбу с ними понадобилось три дня операций общевойсковых бронированных формирований сухопутных войск при массированной поддержке самолетов и вертолетов, широкомасштабные воздушно-космические операции и действия Балтийского флота и береговой охраны. 

Стратегический характер «Запада» 

Имитация обороны Московской области с применением ракет-перехватчиков С-400 для отражения массированного удара крылатых ракет четко обозначила стратегический характер «Запада». Высокоточные ударные силы и средства двойного назначения (обычные и ядерные) также стали важным элементом «Запада», в частности действия ракетных частей, оснащенных комплексами ОТР-21 «Точка» (SS-21 Scarab) и «Искандер» (SS-26), и стрельбы в других районах, проведенные частями и подразделениями, оснащенными «Искандер» и не дислоцируемыми в Западном военном округе. Министерство обороны также доложило о широкомасштабных учебных мероприятиях, проведенных в ходе учений частями и подразделениями радиологической, химической, биологической и ядерной защиты (РХБЯ), подчеркнув при этом способность российских Вооруженных Сил действовать в условиях РХБЯ заражения. Мероприятия в рамках учений проводились в два этапа: первый оборонительный и контр-наступательный этап и затем – переход ко второму наступательному этапу. 

Различные мероприятия в рамках учений проводились во всех остальных военных округах одновременно с официально объявленными мероприятиями в рамках учений «Запад» в Западном военном округе. В числе этих других мероприятий проводились военно-космические операции, испытательные пуски межконтинентальных баллистических ракет (некоторые из которых могут не быть связаны с учениями «Запад», но продиктованы требованиями испытаний на технический ресурс), военно-морские сражения в российских прибрежных водах в районе Баренцева, Балтийского и Черного моря, а также Тихого океана, действия сухопутных группировок различной численности, действия частей и подразделений РХБЯ защиты, а также ремонт железнодорожными войсками участков железной дорого, пострадавших от ударов крылатыми ракетами противника. Особенно интенсивные действия в ходе учений велись в арктическом военном округе – Северный флот. В частности, на третий день учений «Запад» был сымитирован запуск межконтинентальной баллистической ракеты с подводной лодки Северного флота для нанесения удара по условному противнику, а на шестой день – ракетный удар, нанесенный ударной группой Северного флота по военно-морскому соединению противника. 

Как заявила затем официальный представитель НАТО Оана Лунгеску, «на самом деле, все эти мероприятия в совокупности являлись едиными стратегическими учениями... «Запад» явно был широкомасштабным межгосударственным конфликтом». Характер, масштаб и интенсивность российских военно-учебных мероприятий в сентябре 2017 года соответствуют системе стратегических операций, которые Россия проводила бы в условиях конфликта с НАТО, сосредоточившись на Западном стратегическом направлении, проводя в то же время вспомогательные военные мероприятия на всех стратегических направлениях по всей стране и потенциальные глобальные операции в условиях эскалации конфликта. Если бы учения «Запад – 2017» проводились в соответствии с официальным описанием, отрабатывалась бы лишь часть стратегических планов Москвы на случай войны с НАТО. Но эти учебные мероприятия необходимо рассматривать в контексте учебных мероприятий, которые велись одновременно по всей России в период с 14 по 20 сентября 2017. 

«Маскировка» и информационные операции 

Стратегические внезапные учения, проведенные в марте 2015 года, началом которых стал кризис в районе Балтийского и Баренцева моря, быстро переросший в стратегические операции в масштабе страны, а затем – мира, стали еще одной моделью крупномасштабного российского военного планирования стратегических операций, в которую вписывается «Запад». Поскольку российские военные делают большой упор на маскировку (дезориентацию противника), расчетные данные по масштабу учений и официальные цифры по участию в учениях, предоставляемые Россией, нужно анализировать с учетом вероятных политических, организационных, оперативных и технических мер, нацеленных на то, что скрыть, замаскировать, свести к минимуму и иным образом ввести в заблуждение относительно размаха, состава и местонахождения участвующих сил. Отработка на практике и проверка навыков маскировки в действии, несомненно, является важнейшей составляющей российских стратегических учений. 

Россия предприняла усилия, направленные на то, чтобы учения «Запад – 2017» возымели максимальное действие, и поэтому в течение месяцев велись связанные с ними информационные операции. Эти информационные операции в виртуальном шестом военном округе России – «информационном военном округе» – преследовали несколько целей, в частности: создать картину российской военной мощи, в связи с этим внушить соседям чувство опасности, подорвать существующие режимы в области контроля над вооружениями и укрепления доверия, спровоцировать ответную реакцию со стороны НАТО и отдельных стран, которой можно было бы воспользоваться. Российский подход заключался в следующем: трубить о выставляемых на показ военных силах и средствах и выставлять на посмешище любое проявление обеспокоенности как симптом «антироссийской истерии». 

Высокоточные ударные силы и средства двойного назначения – обычные и ядерные – стали одним из важнейших элементов «Запада», в частности действия ракетных частей, оснащенных комплексами «Точка» и «Искандер».

В соответствии со своим асимметричным подходом, цель которого – скрыть и запутать с помощью разнородных сообщений, Москва действовала по двум направлениям в отношении своих обязательств по Венскому документу: нарушая их дух и намерение, утверждая при этом, что избирательное обнародование Россией информации и тот факт, что военных атташе пригласили на день для высокопоставленных лиц недалеко от Санкт-Петербурга в условиях жесткого контроля, были сопоставимы с более строгими требованиями, изложенными в Главе VI «Наблюдение за определенными видами военной деятельности». 

Затем, заставив внешних аналитиков дать оценку истинному размаху учений «Запад – 2017», Москва заявила, что последующие подтверждения того, что учения «Запад» были меньше, чем самые крупные оценочные данные, доказали, что обеспокоенность Запада была сильно преувеличенной. Этим ловким трюком Россия попыталась, но не смогла скрыть фундаментальный факт: стороны, подписавшие Венский документ, вообще не должны делать расчеты, чтобы оценить размах военных учений, проводимых другими государствами-участниками. Очередные плановые стратегические учения России – «Восток – 2018». 

Бдительность и готовность стран НАТО 

Коллективная ответная реакция НАТО и ответная реакция стран-членов по отдельности была сильно далека от «истерии», в которой их обвиняла Москва, и Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг дал ей хорошее описание: политика «сохранения бдительности и готовности действовать, если понадобится ». НАТО нужно будет придерживаться этого подхода и в дальнейшем, по мере того как Россия продолжает наращивать свою военную мощь в Западном военном округе и проводить свою программу провокационных и дестабилизирующих учебных мероприятий. Странам НАТО также нужно будет и впредь отвергать попытки России подменить свои существующие международные обязательства по подлинным и поддающимся проверке мерам укрепления доверия и безопасности импровизированной и избирательной «прозрачностью». 

НАТО не должна оправдываться за свои усилия по оценке численности и масштаба российских военных учений, в то время как Россия намеренно воздерживается от выполнения своих обязательств, которые избавили бы от необходимости подобных оценок. В то же время относительно выросший объем военных учений НАТО в ответ на агрессивные действия России против Украины сохраняется в условиях полной транспарентности и полного соблюдения международных обязательств. 

Приближается десятая годовщина вторжения России в Грузию, и в этой связи нужно напомнить об истоках возобновленной Россией программы ежегодных стратегических учений. По случаю этой годовщины также нужно задуматься над тем, как Россия использовала внезапные учения, чтобы замаскировать передвижение войск (сил) в начале украинского кризиса и над тем, как благодаря стратегическим учениям Россия смогла спроецировать свою мощь в Сирии. Российские войска (силы) продолжают действовать в Украине и в Сирии, доказав тем самым, что многие иностранные аналитики, предсказывавшие, что после вмешательства в Сирии Россия не сможет одновременно обеспечивать несколько операций, были неправы. России не только удалось обеспечить проведение обеих операций, но и продолжать при этом свою обширную программу учений. 

Большой размах и сложность ежегодных стратегических и внезапных учений, проводимых Россией, в частности серия учений «Запад» с четко заданным направлением, подчеркивает, что странам НАТО необходимо обеспечить своевременное выполнение в полном объеме усиленных мер сдерживания и обороны, согласованных на встречах НАТО на высшем уровне в Уэльсе (2014) и Варшаве(2016). Подобные меры, наряду с приверженностью стран НАТО значимому диалогу и взаимодействию с Россией – наиболее действенная ответная реакция на долгосрочную отрицательную траекторию России.  


 

Дэйв Джонсон, сотрудник Управления политики и планирования Международного секретариата НАТО.

Публикации «Вестника НАТО» необязательно отражают официальную позицию или политику правительств государств-членов НАТО или самой организации.

Источник: https://www.nato.int/docu/review/2017/